Российский психологический журнал https://rpj.ru.com/index.php/rpj <p style="text-align: justify;"><span style="font-size: 10pt; font-family: verdana, geneva; color: #000000;">Российский психологический журнал </span>– <span style="font-size: 10pt; font-family: verdana, geneva; color: #000000;">российское научно-аналитическое издание, открытое для международного сотрудничества.&nbsp;</span></p> <p style="text-align: justify;"><span style="font-size: 10pt; font-family: verdana, geneva; color: #000000;"><span style="font-family: verdana, geneva; font-size: 13.3333px; text-align: justify;">Российский психологический журнал&nbsp;</span></span><span style="font-size: 10pt; font-family: verdana, geneva; color: #000000;">входит в <strong>Перечень ВАК</strong> ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание учёной степени доктора и кандидата наук по дисциплинам "психология" и "педагогика".</span></p> Издательство "КРЕДО" ru-RU Российский психологический журнал 1812-1853 Ценностные ориентиры современной молодежи в контексте формирования просоциального поведения https://rpj.ru.com/index.php/rpj/article/view/963 <p><strong>Введение</strong>. Целью статьи является исследование особенностей современных ценностных ориентиров молодежи и их влияния на просоциальное поведение данной возрастной категории. Рассмотрен один из ключевых проблемных аспектов социально-культурного познания – ценностная ориентация современных молодых людей.</p> <p><strong>Теоретическое обоснование</strong>. Основная проблема заключается в отсутствии концептуальной и систематичной разработанности теоретических положений в отношении ценностных ориентиров и их взаимосвязи с ценностно-смысловой сферой жизнедеятельности молодежи. Новизна исследования заключается в определении онтогенетических изменений в каждом из компонентов конструкта психологии и социального развития современного поколения.</p> <p><strong>Результаты и их обсуждение</strong>. На основе аналитического обзора литературных источников выделены основные ценностные ориентации молодежи и их тенденции развития. В качестве гендерных особенностей проявления ценностей молодого поколения выделяется тот факт, что основными социальными трендами для субъектов женского пола по-прежнему остаются традиционные ценности: семья, здоровье, любовь. Тогда как представители молодежи мужского пола стремятся к самореализации. Основной мотивацией молодых людей к работе остается высокий уровень оплаты труда, также молодые люди заинтересованы в соответствии работы своим интересам. Обобщены и систематизированы результаты наработок современных исследователей в отношении возрастной специфики связи просоциальности личности с действием других интрапсихических систем: волевой регуляцией, показателями интеллекта, социальной ответственностью. Отмечено влияние факторов депривации молодежи (эгоистической мотивации и искажений в атрибутивной системе доверия к миру) на возрастной генезис просоциальности. Выделено, что инициативность и интеллект детерминируют просоциальные тенденции в период подросткового, старшего юношеского возраста и в период средней молодости. Нашла обоснование идея о целесообразности ориентироваться в программах стимулирования просоциальности на уровень зрелой просоциальности, которая предусматривает как выделение объективных критериев целесообразности просоциальных форм поведения, так и развертывания рефлексивной субъектности, получение личностного удовольствия от действий на благо другого человека.</p> Алена В. Любцова Copyright (c) 2020 Любцова А. В. 2020-12-30 2020-12-30 17 4 65 79 10.21702/rpj.2020.4.5 Особенности семантического слоя образа мира представителей коренных малочисленных народов Севера юношеского возраста https://rpj.ru.com/index.php/rpj/article/view/964 <p><strong>Введение</strong>. В статье представлены результаты эмпирического исследования специфики образа мира (семантический слой) представителей коренных малочисленных народов Севера юношеского возраста. В целях экспериментального исследования применялась трехуровневая модель образа мира; эмпирическое описание специфики образа мира представителей коренных этносов юношеского возраста с использованием указанной модели проведено впервые. Представлено обоснование актуальности изучения этнокультурной специфичности образа мира коренных малочисленных народов Севера (КМНС).</p> <p><strong>Методы</strong>. Выборку исследования составили 225 человек в возрасте от 16 до 25 лет, проживающих на территории Севера и Северо-Востока России, 110 – представители коренных малочисленных народов Севера, 115 – представители некоренного населения. Использована методика группового ассоциативного эксперимента.</p> <p><strong>Результаты и их обсуждение</strong>. Выявлено наличие неслучайных различий в структурах семантического оценивания, свидетельствующее о специфике семантического слоя образа мира представителей коренных народов Севера. У испытуемых из числа коренной молодежи в ассоциациях на стимул «моя жизнь 5 лет назад» первые ранги соответствуют дескрипторам: «школа», «учеба», «друзья»; стимул «моя жизнь сейчас» – «учеба», «работа», «спорт»; стимул «моя жизнь через 5 лет» – «работа», «семья», «дети»; стимул «природа» – «красота», «лес», «животные»; стимул «человек» – «добрый», «друг», «разумный»; стимул «счастье» – «семья», «любовь», «дети».</p> <p>У испытуемых из числа некоренной молодежи в ассоциациях на стимул «моя жизнь 5 лет назад» первые ранги соответствуют дескрипторам: «школа», «друзья», «беззаботная»; стимул «моя жизнь сейчас» – «учеба», «любовь», «работа»; стимул «моя жизнь через 5 лет» – «семья», «работа», «дети»; стимул «природа» – «лес», «красота», «море»; стимул «человек» – «добрый», «личность», «разумный»; стимул «счастье» – «семья», «любовь», «дети».</p> <p>Выявленные различия при сопоставлении ассоциативных семантических универсалий свидетельствуют о детерминированности ассоциативных связей различным субъективным опытом и контекстом культуры.</p> Марьям А. Рябова Copyright (c) 2020 Рябова М. А. 2020-12-30 2020-12-30 17 4 80 97 10.21702/rpj.2020.4.6 Особенности взаимосвязей эмоционального интеллекта и личностных черт у социально активных студентов https://rpj.ru.com/index.php/rpj/article/view/961 <p><strong>Введение</strong>. Новизна исследования заключается в изучении взаимосвязи эмоционального интеллекта и личностных черт у социально активных студентов нового поколения, а также в глубине изучения взаимосвязи, которая рассматривается не только на уровне общих и интегральных показателей, но и на уровне их составляющих.</p> <p><strong>Методы</strong>. В исследовании приняли участие 132 студента Южного федерального университета в возрасте от 17 до 25 лет, из них 80 женщин и 52 мужчины. Все респонденты являются представителями социально активной молодежи, принимают активное участие в профессиональных и творческих конкурсах, социальных проектах и характеризуют свой уровень социальной активности как высокий или выше среднего. В исследовании использовались: опросник эмоционального интеллекта «ЭмИн» Д.&nbsp;В.&nbsp;Люсина, «Big Five Inventory-2» («Вопросник Большой Пятерки-2») в русской адаптации С.&nbsp;А.&nbsp;Щебетенко. Для статистической обработки данных применялась программа R с использованием непараметрической и параметрической статистики.</p> <p><strong>Результаты и их обсуждение</strong>. У социально активных студентов выявлены общие, характерные для всех компонентов, и специфичные, характерные для отдельных компонентов эмоционального интеллекта, его взаимосвязи с личностными чертами. К общим отнесены взаимосвязи личностных черт «нейротизм» и «тревожность» со всеми структурными компонентами эмоционального интеллекта. К специфичным отнесены положительные взаимосвязи показателя «энергичность» с компонентами эмоционального интеллекта, отвечающими за управление эмоциями, и отрицательные взаимосвязи показателя «эмоциональная лабильность» со структурными компонентами внутриличностного эмоционального интеллекта (p&nbsp;≤&nbsp;0,05). Выявлено влияние сочетания нейротизма и доброжелательности на уровень общего и межличностного эмоционального интеллекта, а сочетания экстраверсии и нейротизма – на уровень внутриличностного эмоционального интеллекта.</p> <p><strong>Заключение</strong>. Результаты могут получить применение при разработке рекомендаций по психолого-педагогическому сопровождению студентов с особыми образовательными потребностями в социальной активности, с лидерской одаренностью при разработке индивидуальных образовательных траекторий учащихся.</p> Людмила А. Дикая Юлия В. Обухова Валерия А. Егорова Илья Н. Егоров Copyright (c) 2020 Дикая Л. А., Обухова Ю. В., Егорова В. А., Егоров И. Н. 2020-12-30 2020-12-30 17 4 34 48 10.21702/rpj.2020.4.3 Представление российских учителей о доброте и ее проявлениях в педагогической деятельности https://rpj.ru.com/index.php/rpj/article/view/959 <p><strong>Введение</strong>. В последние годы всё более актуальным становится изучение доброты как черты характера, в частности, развитие доброты у учащихся, что неразрывно связано с изучением доброты педагога. Количество работ, посвященных педагогической доброте, однако, весьма ограничено, и ранее в России данный феномен не изучался. Целью данного исследования стало изучение, того, что, по мнению российских учителей и воспитателей, есть доброта в целом, каковы ее проявления и ее важность для педагогической деятельности.</p> <p><strong>Методы</strong>. Участники исследования (302 учителя и воспитателя) заполнили онлайн-опросник относительно понятия доброты в целом, того, как она проявляется в педагогической деятельности, значимости педагогической доброты, эффекте, оказываемом на учеников; указали свой пол, возраст, религиозность, наличие и количество детей, педагогический стаж и возрастную группу, с которой работают. Для обработки качественных данных использовались методы открытого и осевого кодирования, и мультиномиальная логистическая регрессия – для выявления зависимости представлений о доброте и добрых поступках учителя в зависимости от социодемографических переменных.</p> <p><strong>Результаты</strong>. Выделено пять категорий тем в определении доброты: состояния и качества человека, расположенность к людям, понимание других, внешние и внутренние поступки и действия. Также была предложена категоризация добрых поступков учителя: по проявлению в преподавании (освоении) образовательной программы, учебной деятельности и педагогическому процессу в целом, и за рамками школы. Различий в определениях доброты и примерах добрых поступков в зависимости от социодемографических характеристик не обнаружено. Сами педагоги высоко оценивают значимость педагогической доброты и ее положительное влияние на учеников.</p> <p><strong>Обсуждение результатов</strong>. Доброта не равнозначна помогающему поведению, однако именно в поведении она чаще всего проявляется, в связи с этим было предложено использовать теорию деятельности для дальнейшего изучения педагогической доброты.</p> Анна В. Лейбина Франциско Понс Юрий И. Семенов Copyright (c) 2020 Анна В. Лейбина, Франциско Понс, Юрий И. Семенов 2020-12-31 2020-12-31 17 4 5 20 10.21702/rpj.2020.4.1 Психологические особенности мотивации детей к занятию спортивной гимнастикой https://rpj.ru.com/index.php/rpj/article/view/960 <p><strong>Введение</strong>. Мотивация спортивной деятельности, как правило, рассматривается в педагогических работах, в то время как ее психологические основания остаются недостаточно изученными. В представленном исследовании выявлены и проанализированы связи между мотивацией детей к занятию спортивной гимнастикой, их социометрическим статусом, уровнем тревожности и особенностями родительского отношения в семье.</p> <p><strong>Методы</strong>. В исследовании участвовали 95&nbsp;детей старшего дошкольного и младшего школьного возраста, занимающихся спортивной гимнастикой более года. С целью выявления психологических и социально-психологических особенностей мотивации детей использовались: тест-опросник родительского отношения (А.&nbsp;Я.&nbsp;Варга, В.&nbsp;В.&nbsp;Столин), тест тревожности «Выбери нужное лицо» (Р.&nbsp;Тэммл, М.&nbsp;Дорки, В.&nbsp;Амен), шкала явной тревожности CMAS (адаптация А.&nbsp;М.&nbsp;Прихожан), методика оценки уровня спортивной мотивации обучающихся (адаптация методики Н.&nbsp;Г.&nbsp;Лускановой, сделанная О.&nbsp;Н.&nbsp;Степановой и А.&nbsp;Н.&nbsp;Волковой), социометрия, статистическая обработка данных.</p> <p><strong>Результаты</strong>. Выявлены статистические значимые различия показателей, характеризующих детей с разным уровнем мотивации. Доказано, что наиболее мотивированные к учебной спортивной деятельности дети имеют, в зависимости от типа семейного воспитания, средний или высокий уровни тревожности и занимают высокие или низкие позиции в интрагрупповой структуре спортивной ученической группы. Родительское отношение к этим детям характеризуется высоким уровнем принятия и кооперации, что выражается в позитивном внимании к интересам ребенка, уважении, поощрении самостоятельности и инициативы.</p> <p><strong>Обсуждение результатов</strong>. Результаты исследования позволяют внести вклад в научные представления о психологических условиях оптимизации мотивации детей к спортивным занятиям. Полученные результаты могут использоваться в программах повышения психологической компетентности спортивных тренеров и открывают перспективы дальнейшего исследования социально-психологических факторов мотивации спортивной деятельности детей.</p> Ольга Б. Крушельницкая Вероника Э. Терентьева Copyright (c) 2020 Крушельницкая О. Б., Терентьева В. Э. 2020-12-30 2020-12-30 17 4 21 33 10.21702/rpj.2020.4.2 Апробация методики «Bayley Scales of Infant and Toddler Development – Third Edition» https://rpj.ru.com/index.php/rpj/article/view/962 <p><strong>Введение</strong>. В Российской Федерации (РФ) в настоящее время отсутствует универсальная комплексная методика оценки детского развития. В зарубежной практике в качестве подобного инструмента широко используются шкалы Bayley-III, разработанные американскими учеными. Значительное количество исследовательских групп отмечает необходимость адаптации оригинальных шкал при использовании в новой языковой и социально-культурной среде.</p> <p><strong>Методы</strong>. Выполнен перевод оригинального руководства Bayley-III на русский язык; впервые проведена апробация методики в российской популяции путем оценки когнитивного, речевого и моторного развития 163&nbsp;детей в возрасте 2–11 месяцев; произведено непрямое сравнение полученных средних шкальных баллов нервно-психического развития с показателями детей из оригинальной американской выборки с применением t-критерия Стьюдента.</p> <p><strong>Результаты</strong>. Проведена успешная апробация руководства Bayley-III в РФ. Показатели речевого и моторного развития обследованных детей статистически не отличались от оригинальных американских данных (10&nbsp;баллов). По шкале когнитивного развития были получены более высокие показатели (10,7&nbsp;баллов против 10; <em>p</em><em>&nbsp;</em>=&nbsp;0,003), однако степень этого отличия была мало выражена (размер эффекта Cohen’s d&nbsp;=&nbsp;0,25).</p> <p><strong>Обсуждение результатов</strong>. Показатели нервно-психического развития детей из российской популяции фактически полностью соответствовали нормативным данным оригинальной Bayley-III, что открывает возможности применения инструмента в РФ. Несколько более высокие показатели когнитивного развития у обследованных российских детей в целом не меняют общей картины соответствия оригинальной методике, поскольку размер полученного отличия невелик. Результаты исследования можно экстраполировать на доношенных детей европеоидной расы в возрасте 2–11&nbsp;месяцев, родители которых имели как минимум среднее образование и средний уровень дохода. Для широкого использования Bayley-III необходима дальнейшая адаптация методики в более крупных и репрезентативных выборках детей из разных регионов РФ с дополнительной оценкой социально-эмоционального развития и адаптивного поведения.</p> Полина А. Павлова Надежда И. Бакушкина Екатерина В. Сулейманова Надежда В. Павлова Мария А. Лаврова Инна В. Туктарева Дмитрий А. Чегодаев Ольга А. Львова Дмитрий М. Максимов Copyright (c) 2020 Павлова П. А., Бакушкина Н. И., Сулейманова Е. В., Павлова Н. В., Лаврова М. А., Туктарева И. В., Чегодаев Д. А., Львова О. А., Максимов Д. М. 2020-12-30 2020-12-30 17 4 49 64 10.21702/rpj.2020.4.4